ГРУППА КИРГИНЦЕВА


ГРУППА КИРГИНЦЕВА

Петр Киргинцев (контрабас, гитара, губная гармошка, вокал; Юрий Крылов – гитара, вокал; Борис Седельников – бас-гитара, вокал; Валерий Александров – ударные, Геннадий Дубоделов – вокал, звукооператор


Группа играла на танцплощадке ДК «Строитель» (Нефтяники) в 1969 – 1970 годах. В ее состав входили: Петр Киргинцев (1946 г.р., отчислен с 1 курса училища им. Шебалина (контрабас) за «попытки играть в ресторане») – гитара, губная гармошка, вокал; Юрий Крылов (20.05.1950, «шебалинку» не закончил, поскольку «испугался дядьку Бетховена») – гитара, вокал; Борис Седельников (1948 г.р., незаконченное среднее музыкальное образование) – бас-гитара, вокал; Валерий Александров – ударные, Геннадий Дубоделов – вокал, звукооператор.
Ребята играли на самодельной аппаратуре, но добивались такого звучания, что собирали по вечерам вокруг себя всю окрестную молодежь. Музыкантам по сцене двигаться не позволялось, все должны были стоять чуть ли не по стойке «смирно». Но группе из ДК «Строитель» каким-то невероятным образом удалось добиваться сценического действа. Это была свобода самовыражения и полная раскованность. Они инстинктивно создавали некий визуальный образ, который вписывался в контекст исполняемой композиции. Тут не было никакой работы на публику, все делалось, главным образом, для себя, спонтанно, но публика принимала подобные импровизации «на ура».
С репертуаром возникали проблемы. Музыканты предпочитали играть вещи The Rolling Stones, The Doors, The Hollies, The Animals. Особое предпочтение отдавалось «роллингам», которые были для многих во второй половине 60-х покруче «битлов». Но подобный выбор не устраивал, к примеру, того же директора Дворца культуры. Директор был неплохим человеком и во всем любил порядок. Как-то он посмотрел список исполняемых композиций, а там везде (хоть и русскими буквами) были написаны непонятные слова: какие-то там «Битлз» да «Роллинг Стоунз», да еще какая-то непонятная белиберда. «А Цфасман где?» – резонно задал вопрос директор Юрию Крылову, который принес репертуар на подпись. Как рассказывал Крылов, кто такой Цфасман, он в то время не знал, и тем более не знал, знает ли об этом директор. Но Крылов очень просто вышел из этой затруднительной ситуации. Он оставил в списке те же самые песни, но авторство большинству из них приписал Цфасману, в надежде, что последний на это нисколько не обидится. Репертуар был принят и завизирован.
Одевались ребята с иголочки: костюмы, жабо, лакированные ботинки. Иногда приходилось ехать на концерт в такой экипировке через весь город, и им было неудобно, когда на них обращали пристальное внимание.
Говорят, что именно этот ансамбль первым в Омске исполнил рок-балладу «Дождь идет», которую сочинил Петр Киргинцев. Это уже была не стандартная песенка, где куплет сменяется припевом, а именно композиция с достаточно сложной по тем временам музыкальной структурой. И подтолкнула на это Киргинцева группа Led Zeppelin.
С «цеппелинами» связана интересная история. За год игры музыканты уже освоились и гордились тем, что их исполнение сравнивали с саундом зарубежных и отечественных групп. Ну, не тютелька в тютельку, но все-таки близко к этому. А тут в руки им попался первый альбом Led Zeppelin. И когда они прослушали, что выдает Джимми Пейдж со своей компанией, у них началась полоса депрессию. Впору было вывешивать черные траурные флаги. Сделать звучание «цеппов» на их аппаратуре было невозможно. Вся надежда возлагалась на Геннадия Дубоделова, который начал что-то паять, свинчивать и скручивать, пытаясь превратить их технику в «фирму». И нужно сказать, что кое в чем он добился отличного результата. Траурные флаги были сняты.
Юрий Крылов: «Так получилось, что, отыграв сезон 1970 года, мы остались не у дел. А тут приходит письмо от Гены Дубоделова, который очутился тогда в Орске Оренбургской области. Он звал нас к себе, обещал «ломовые» гастроли и хорошие заработки. В общем, приехали мы в Орск. Барабанщиком у нас тогда был Виктор Дубцов.
Поселились в общежитии. Приходим в клуб отыграть первый концерт. В фойе с десяток человек. Девушки одеты шикарно, а парни почему-то в телогрейках и сапогах. Н-да…И так – несколько дней подряд. Директриса клуба говорит: лучше уезжайте, ничего вам здесь не светит. Здесь, мол, одни бандюги живут и ни на какие концерты и танцы они не ходят. Как говорится, полное фиаско, а точнее – полный облом.
Стали собираться домой и решили напоследок заглянуть в клуб. Подходим. Площадь забита народом, полно милиции. Решили – будут бить. Но вдруг образуется живой коридор, и мы свободно проходим в клуб. А там вообще не протолкнуться. Оказывается, все нас ждут, на улице же те, кто не смог купить билеты. Мы начали играть, и толпа с улицы полезла натуральным образом в окна. И так продолжалось несколько месяцев.
У нас появились деньги, а местные власти предлагали даже выделить квартиру. Но мы уехали в Омск. По дому соскучились, к тому же получили известие, что кое-какая работа наклевывается. Новый год отмечали дома, но эти «ломовые» гастроли запомнились нам на всю жизнь».

1 Comment:

Comments are closed.