ОБЛОМОФФ


ОБЛОМОФФ

автор всех композиций Виктор Полехин и барабанщик Юрий Лысенко


Немного изящной словесности:
«В Гороховой улице, в одном из больших домов, народонаселения которого стало бы на целый уездный город, лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов.
Это был человек лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, всякой сосредоточенности в чертах лица. Мысль гуляла волной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворенные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропадала, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности.
Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальное состояние…» (Иван Александрович Гончаров, роман «Обломов»).
Все это ни в коей мере не относится к Виктору Полехину, философфу и загрузчику по жизни, переигравшему в огромном количестве омских команд и создавшему в 1992 году очередной проект ОБЛОМОФФ, бит-бэнд подсознательных отношений.
ОБЛОМОФФ – ассоциативный коктейль. Это и молодежный сленг «облом», и обломовщина, которая издавна считается неотъемлемым свойством российского менталитета, причем, группа делает упор на романтику несбыточных фантазий и постоянно возникающий вопрос: «Зачем, для чего все это?». Название дополняет еще один нюанс — две буквы «ф» на конце, этакий (с тонким чувством юмора) протест против модной тенденции равнения на Запад (смесь французского с нижегородским).
Неоднозначность и многоуровневость присутствуют в группе буквально во всем, вплоть до неуловимого и не поддающегося учету состава. Если собрать вместе всех, кто когда-нибудь играл в коллективе, — получится целый оркестр. А вообще постоянных «обломоффцев» двое: мягкий диктатор и автор всех композиций Виктор Полехин и его тайный советник, ненавязчивый цензор и молчаливый духовный соавтор барабанщик Юрий Лысенко.
Ритмическая основа группы – бит. Но это не обязательно громко и резко. Не только барабаны, но и просто пощелкивание пальцев может передать внутренний нерв песни. На бит-пульсацию накладывается мелодия, характерная для российской традиции и стилизованная под рок-н-ролл.
Большинство композиций – баллады: зарисовки о жизни и любви, ни о чем и обо всем, настроения, рожденные реальными житейскими ситуациями. Полехин уверен: когда публика и музыканты чувствуют друг друга, возникает импульс сопереживания, обмен и понимание того неуловимого эфира, который называется музыка.
Музыкант, по мнению Виктора Полехина, — особое состояние внутри человека. Снаружи он обычный гражданин. Так легче в этом мире выжить. Обыденность излучает настроение, защищает от толпы и позволяет в ней раствориться. А сохраненная энергия выплескивается в музыке.
Дискография:
Магнитоальбом «Увалень», 1994.

1 Comment:

Comments are closed.